Межокружное объединение ЮАО Южное архитектурное общество союза архитекторов России

Партнеры ЮАО тест

Greencoat

GEZE

Penetron-don

Правовая помощь архитекторам

Брикфорд

Norgroup

Семинар Александра Высоцкого

Наш адрес:

г. Ростов-на-Дону,

ул. Б. Садовая, 68

тел.: +7 (863) 2-999-067

e-mail: info@archrus.ru

Уважаемые коллеги!

О формате и стиле открытых писем

Публикация открытых писем в общении коллег из Союза архитекторов России становится популярной, наверное, это примета времени, собираемся редко. В таком формате есть свои плюсы - разговоры истолковываются и трактуются, иногда забываются, а рукописи остаются.

10 октября в адрес Анапской организации САР пришло письмо Проскурнина В.А., с просьбой ознакомиться. Стиль письма жесткий, почти ленинский, когда тот выражался об интеллигенции в письме Горькому. Казалось бы, многие высказались, и конкурс на мавзолей отменен, а распространение писем, его осуждающих, продолжается. Вероятно, выражения вотума недоверия связано не только с конкурсом, предположу, что с выборами Президента САР, что выглядит вполне логично, когда же ещё высказываться, если не перед выборами?

Не выступая чьим-либо адвокатом, замечу только, что форма обвинений, пусть даже апологета покоящегося в мавзолее вождя и его последователей, на мой взгляд, не пропорциональна деянию, а чувство пропорций - одно из важных качеств любого творчества.

К кандидату в Президенты САР Д.М. Наринскому

Письма-обращения (18.10.20 и 24.10.20) кандидата в Президенты САР Дмитрия Михайловича Наринского к коллегам и, очевидно, к делегатам планируемого Съезда САР, хотелось бы прокомментировать подробней, задать кандидату несколько вопросов, поделиться мыслями, внести предложения и дополнить круг тем для обсуждения.

В своих письмах Дмитрий Михайлович критически оценивает нынешнее состояние деятельности САР, а её характер - как спорадический, пользуясь медицинской терминологией, деятельность возникает в виде отдельных приступов - каких именно: отчаяния (при работе над ФЗ «Об архитектуре) или радости (на фестивалях), не уточняется.

САР, по мнению автора, ведет деятельность от случая к случаю, непостоянно, потому мол, что его Президент совмещает такую же работу в качестве Президента СМА. Организационная структура Союза названа крайне неэффективной, предполагается, что её надо менять и скоро мы узнаем, каким образом - анонсирована программа глубокого реформирования, возможно, на предстоящем Съезде планируется обсудить изменения в Устав по структуре и предложения по оздоровлению САР. Очень интересно было бы такую программу увидеть и оценить до Съезда.

Пока её нет, хотелось бы прокомментировать некоторые уже озвученные предложения кандидата, например, о создании экспертных центров по градостроительству и архитектуре и о роли САР как общественного арбитра в этих вопросах.

Об общественном арбитре и экспертных центрах САР

Надеюсь, что коллеги из Южного Архитектурного Общества подтвердят, что мы неоднократно обсуждали такой формат работы на наших встречах, последний раз год назад в Грозном, называя его то Градостроительным, то Архитектурным Межрегиональным Советом, не сомневаясь в нужности экспертной оценки предлагаемых проектных решений. Что происходит на практике?

Многочисленные градостроительные конфликты и споры рождаются не потому, что в городах и регионах нет экспертов, а региональные или местные организации САР отстранились от экспертной деятельности, их возникновение заложено в отсутствии внятной законодательной и нормативной базы и статуса экспертов, мнения которых часто игнорируются.

Также вероятная причина споров – низкое качество проектов, сегодня градостроительным, концептуальным, эскизным проектированием может заниматься кто угодно, допусков и лицензий для этих работ не нужно, невнимание к исходным данным и исследованиям усугубляет проблему.

Градостроители говорят о несовершенстве законодательства, о системе расселения, о каркасах и балансах, плотности УДС, о щадящих город FAR, урбанисты – о комфорте на набережных и в скверах, о скайлайне, краудфандинге, урбан-блоках и единых стандартах развития территорий. Кто-то мечтает о метаболизме над историческим городом и правильно стареющих фасадах, кто-то об аутентичности и незыблемости наследия, другие - о наборе самобытных кодов и зрительных канонов. Критерии многообразны и часто размыты, кого привлекать в качестве экспертов?

Экспертные центры, если они претендуют на профессиональные решения и на реальные рычаги управления градостроительными изменениями (про ОКН и охранные зоны – отдельная тема), должны работать в правовом и нормативном поле. Сделанные, часто формально, генпланы и под копирку ПЗЗ, МНГП, РНГП, как правило, не скоординированы между собой, с кадастром и насущными проблемами городов и, как следствие, трудно применимы для экспертной работы.

И зачем властям, от которых Вы ждете финансовую и организационную поддержку, нужны экспертные центры и в каких законах прописан их статус?

На сегодня даже принятые Правительством РФ Перечни исчерпывающих процедур (Постановления 403 и 346) по согласованию АГО не работают в большинстве городов и регионов, зачем муниципальным и региональным депутатам, в большинстве своём застройщикам, лишние барьеры? По какой статье расходов они внесут в региональный или местный бюджет финансирование работы таких экспертных центров?

Общественный арбитр без правового статуса - это декоративная ширма для властей, упражнения в софистике, место выхода пара, а если его работа не заканчивается профессиональными решениями и их реализацией, а так обычно и бывает, цена ей невелика.

Для информации: как возможный субъект экспертной деятельности в 2012 году была создана НПА, после этого, по окружному принципу, были созданы Межрегиональные палаты архитекторов. На сегодня существует юридически легализованная структура в 8 федеральных округах, в большинстве из них Палаты и САР представляют одни и те же люди, в большинстве регионов создан пул экспертов, не хватает самого «малого» - правовой основы деятельности.

Только при этом условии решение вопросов градостроительства и архитектуры выйдет на государственный уровень, а САР станет авторитетной платформой, о которой пишет автор.

Об «экономике» САР

Ещё одна важная, на мой взгляд, тема, которую хорошо бы упомянуть в программе кандидата в Президенты САР, если говорить о системных вопросах. Речь об экономических основах САР, о средствах, взносах, поступлениях, доходах, которые направляются на достижения уставных целей.

Если ошибаюсь, коллеги поправят, мне кажется, что сейчас местные организации САР, в основном, держаться на доброй воле и донорстве руководителей персональных мастерских, которые создавались в 90-е годы. Просто потому, что только на членские взносы (ещё попробуйте их собрать) не поехать в командировку на Съезд или Пленум САР, Окружной Совет, не организовать конференцию или даже собрание с фуршетом, тем более, помочь ветеранам или нуждающимся. Смотры-конкурсы, выставки и фестивали, за редким исключением, не проводятся без участия спонсоров из числа производителей строительных материалов или местных застройщиков, либо при помощи местных администраций.

Мы помним, что при организации упомянутых мастерских в 90-х, нужно было получить в САР лицензию на архитектурную деятельность, и одним из серьёзных мотивов вступления в него была организация собственной практики. Вывод напрашивается сам собой, сегодня, отчасти, САР существует благодаря действующему в 90-е «простому» правилу – хочешь собственную практику – стань членом САР. При отмене такого принципа, при нынешнем положении с заказами, с неуклонно наступающим монополизмом и сменой поколений ещё теплящийся донорский базис постепенно растворяется, смены не предвидится.

Исходя из этих обстоятельств, на чем строить экономику САР, на какие средства вести уставную деятельность? Раздел 8 Устава САР требует пересмотра?

И коротко о системных вопросах, невнимание к которым, по словам Дмитрия Михайловича, обусловлено ориентацией руководства САР на решение сиюминутных финансовых проблем.

Время перемен

Утверждение «Мы живём в период постоянных перемен, и мы должны соответствовать времени, в котором живём» требует пояснения. Если речь о методах коммуникации с властью, с обществом, с бизнесом, очевидно, новые форматы и технологии должны быть использованы.

Скорость реакции на происходящие события в градостроительной политике, при её наличии, конечно, выверенная и профессионально аргументированная позиция цеха - способы связи с «внешним» миром должны быть современными и эффективными.
Но если мы говорим об архитектуре, как части отечественной культуры, о защите общества и инвесторов от непрофессиональных действий, о защите интересов и прав архитекторов, то в чём «Мы должны меняться»?

Каким образом планируется развивать и укреплять региональные организации САР, усиливать межрегиональные объединения Союза на базе федеральных округов, Положение об Окружном Совете САР требует изменений и (или) дополнений, каких именно?

Об отношениях с властью и обществом

Независимое профессиональное суждение и его публичное высказывание наталкиваются на осторожность коллег и их молчание. Конечно, мы все являемся, кроме осознанной социальной миссии профессии, частью архитектурной практики, коммерческого рынка, вероятно, многие опасаются потери этой части - и это не только российская проблема. Наглядной иллюстрацией стало лишение права турецкой Палаты архитекторов утверждать строительные проекты за поддержку жителей Стамбула, протестующих против вырубки деревьев, застройки парка Гези и реконструкции площади Таксим в 2013 году. Роль общественного арбитра обходится дорого.

Отношения с властью – это ещё одна непростая тема, которую нужно обсуждать, стоит ли поддерживать губительные для городов градостроительные решения, в том числе, в вопросах жилищной политики? Упомянутые экспертные центры САР должны вести такую работу?

Профессиональную и экономическую независимость и должно обеспечить современное законодательство. Основная задача грамотного закона - дать возможность градостроителям и архитекторам свободно реализовывать свои профессиональные права и обязанности, от полноценного выполнения которых зависит качество наших поселений и среды обитания.

Кроме этого, в цивилизованных странах союзниками экспертов и профессионалов выступают местные общины, заинтересованные в устойчивом развитии территории, активисты и защитники, городское сообщество, при всей его недоразвитости и патернализме - вероятный ресурс сотрудничества, но об этом мы говорим редко, чаще свысока. Поэтому появляются, например, «100 советов мэру. Книга рецептов хорошего города», вполне закономерно. Что такое хороший или открытый город, кому он сегодня реально принадлежит?

О молодых архитекторах и образовании

Преемственность в профессии, институт наставничества, передача мастерства, опыта, ремесла – ещё одна важная часть практической работы, определяющей смыслы и статусы деятельности и, в конечном счете, настоящую и будущую судьбу профессионального цеха, пространство, в котором создаётся градостроительное, архитектурное и строительное качество.

Молодежная политика САР и законы, по которым он будет жить в будущем - это наследие, которое мы оставим или не оставим. И, очевидно, ситуация, когда успешно практикующие архитекторы и руководители собственных архитектурных бюро приходят в вузы, принимают участие в разработке их образовательных программ, а САР в их валидации, должна кардинально улучшиться, но и для этого тоже нужны правовые основы.

О конкурсной практике

Сейчас, решающее значение имеет добровольное желание или нежелание застройщиков или властей провести архитектурный конкурс, по сути, в режиме ручного управления.

Примеры положений конкурсов, когда жюри работает в удаленном режиме, были и до пандемии, часто члены жюри не знают друг друга, участники не знают членов жюри, простой арифметикой высчитываются победители, а из их числа застройщик может выбрать любой проект для реализации. Иногда, проекты-победители друг от друга кардинально отличаются в части высотного регламента, плотности застройки – так составлены условия конкурса, а это часто деморализует участников и отталкивает от конкурсных процедур если не навсегда, то надолго.

Авторам-победителям, по условиям конкурса, не предлагают разрабатывать проектную и рабочую документацию, предусмотрено лишь вести авторский надзор за разработкой стадии П.

Конкурсы - тоже системный вопрос, требующий законодательного решения, основанного на принципах их организации (не путать с госзакупками), утвержденных МСА.

О произведениях архитектуры

Да, на российских и региональных фестивалях и смотрах-конкурсах мы видим примеры достойной и качественной архитектуры. Но если соотнести количество таких проектов, а тем более, построек, с общим количеством строящихся в стране объектов капитального строительства, то становится ясно, что они как тонкая цветная плёнка на поверхности тёмного бездонного океана.

Массы не только жилищного строительства, но и общественных зданий, инфраструктурных и производственных объектов, где упаковка технологий, соответствие предельно допустимым параметрам и выход площадей являются главной доблестью и критериями качества.

Кто проектирует эти объекты? Как профессиональная творческая организация может влиять на качество их создания, а автор проекта на качество их реализации?

О Законе и о команде единомышленников

Полагаю, что необходимо существенно поднимать нижний и средний уровни качества проектных решений, тогда увеличится и количество достойных произведений архитектуры.

Это может сработать, если будет реальная конкурентная среда, если в востребованную и уважаемую профессию придёт инициативная и талантливая молодежь, а старшее поколение будет иметь желание и возможность участвовать в её становлении.

Для этого и необходим закон, регулирующий все отношения в сфере градостроительного и архитектурного творчества: академическое образование, интернатуру, оценочные средства, аттестацию и квалификацию, принципы допуска, стандарты и уровни профессии, статусы градостроителя и архитектора, условия создания произведений архитектуры, участие авторов в реализации проектов и многие иные необходимые и обязательные инструменты.

К сожалению, в дискуссии о законе мы почти не видим позиции РААСН и НОПРИЗ, которые подписали концептуальные его положения, как с ними выстраивать отношения?

А команда единомышленников, настроенная на конструктивные перемены, сформирована?

Пятна на репутации архитектурного цеха оставляют не только непродуманные решения по продвижению тех или иных инициатив и не только стиль общения между коллегами, а главным образом, те следы нашей деятельности, которые мы надолго водружаем на улицах и площадях наших поселений. Наследие оставляют не только члены САР, хотя, почему-то, удивительным образом принято считать, что САР один за это несет всю долю и ношу ответственности.

Ответственность предполагает права, за них и необходимо бороться всеми возможными силами и средствами, в том числе, с помощью профессиональной творческой организации «Союз архитекторов России», пожелаем всем нам на этом пути терпения, мужества и здоровья.

Председатель Анапской организации САР

Юрий Рыбин

05.11.2020г.