Скачать Статья Мельниченко


СЕРГЕЙ МЕЛЬНИЧЕНКО: «Государство де-факто согласилось с выбранной нами стратегией развития профессии»



В конце апреля Министерство юстиции РФ зарегистрировало новую некоммерческую организацию — Национальную палату архитекторов. Это событие можно считать официальной точкой отсчета формирования в России института саморегулирования физических лиц — архитекторов. О том, какие шаги еще предстоит сделать в этом направлении, прежде чем система заработает в полную силу, «СНИПу» рассказал Сергей Мельниченко, один из инициаторов создания Национальной палаты архитекторов, генеральный директор НП СРО «Гильдия архитекторов и проектировщиков», руководитель аппарата Московской палаты архитекторов.

«СНИП»: Сергей Порфирьевич, можно ли считать официальную регистрацию Национальной палаты архитекторов началом нового этапа в регулировании архитектурной деятельности? Чем он будет характеризоваться?

— Сам факт регистрации — знаменательное событие. Во-первых, это институционально важный шаг. Регистрация региональных отделений палаты теперь пойдет проще, поскольку государство де-факто согласилось с выбранной нами стратегией развития профессии. Оно согласилось с теми направлениями, теми задачами, которые мы ставим перед собой.

Во-вторых, проведена огромная и непростая подготовительная работа. Было очень много дискуссий, споров. Наивно было полагать, что создание нового института пройдет без сучка и задоринки. У каждого действия, процесса есть сторонники и противники. Причем есть люди, искренне заблуждающиеся и те, кто делает вид, что заблуждается, а на самом деле активно противится происходящему. Я имею в виду в первую очередь тех лиц, которые в этом новом процессе видят угрозу своему статусу, положению, каким-то имеющимся преференциям и привилегиям. В основном противодействие происходит именно на этом поле. Я вас уверяю, что никого из «возражающих» всерьез не беспокоит суть процесса.

Любой нормальный человек не станет спорить, если компетенцию врача будут определять не Министерство образования или Министерство здравоохранения, а его коллеги — врачи. Разумность такого подхода очевидна. Однако не всем!.. Наверняка возмутятся чиновники: как же так, ведь мы же начальство? И без полномочий! Как показывает современная западная практика, да и простая логика — лучше всего специалиста могут оценить только его коллеги.

Нет ничего более объективного, чем опыт. Институту саморегулирования физических лиц больше тысячи лет. Время показало, что это лучшая система организации. Постепенно и мы выходим на эту тропу. Здесь нет никакого открытия. Просто мы наконец развернулись и теперь пойдем лицом вперед.

«СНИП»: Не все однозначно восприняли факт создания Национальной палаты архитекторов. С чем это связано?

— Все очень просто: кто-то боится потерять свои полномочия. А те люди, которые занимаются организацией Национальной палаты архитекторов, этим общественно полезным делом, далеки от мыслей о каких-то дополнительных креслах, званиях и наградах. Все они известные, состоявшиеся архитекторы. И ставят перед собой одну задачу — навести порядок в профессии. Создать правила, стандарты, понятные каждому архитектору. Кто их напишет? Министерство? Мы с вами знаем, что из этого получится. Последний пример — введение института экспертов и их аттестация Минрегионом. Это из разряда «no comments»!

Чиновники без полномочий, как рыба без воды. Результат их мало беспокоит. Невольно вспоминается известная реплика: детей он не любит, но процесс очень нравится.

Главные задачи созданной нами организации — введение системы объективной, справедливой оценки уровня квалификации архитектора и организация системы постоянного его повышения. Разработка единых правил и стандартов архитектурной деятельности и контроль за их соблюдением. Здесь же и возрождение профессиональной этики, защита авторского права — все это лежит в одной плоскости.

«СНИП»: Как планируется организовать взаимодействие Национальной палаты архитекторов и уже существующих структур — Национального объединения проектировщиков и Союза архитекторов России?

— Очень важный вопрос! Часто приходится слышать: у нас уже есть НОП, Союз архитекторов, зачем еще и палата? При тщательном и компетентном разъяснении разница между этими организациями становится абсолютно понятной. Возмущаться продолжают только те, кто не хочет слышать или опасается потери полномочий. Архитекторов пугают миллионными взносами, сложной системой аттестации и прочими высосанными из пальца страшилками.

Многие путают палату с САР. Союз архитекторов — это великая организация с давними корнями, с устоявшимися традициями. Ее деятельность в основном строилась во- круг творческого начала профессии. Смотры, конкурсы, семинары, творческие конференции. А фестиваль «Зодчество»?! Этот ежегодный архитектурный форум, проходящий в лучшем выставочном зале страны — «Манеже», уже давно вышел за границы России, стал заметным явлением международного масштаба. Недавно состоялся очередной, очень престижный конкурс «Золотое сечение». Работа крайне важная, нужная, тонкая. Оценивать творческий потенциал архитекторов дело чрезвычайно сложное, щепетильное.

Вместе с тем есть надобность организации производственного процесса в проектной сфере. Проектных
институтов, архитектурных мастерских, частных бюро. Это предприятия, юридические лица. Регулированием производственной деятельности у нас занимается Национальное объединение проектировщиков. Вернее, НОП организует работу саморегулируемых организаций, а те — своих членов, проектных компаний.

А есть профессия, есть правила в профессии. Это и будет предметом деятельности Национальной палаты архитекторов.

Получается очень четкое разделение. Национальная палата архитекторов естественным образом заняла свою нишу, которая пустовала.

«СНИП»: В какой стадии находится разработка стандарта профессиональной деятельности архитектора? Что такое реестр? Когда он заработает?

— Можно сказать, стандарт готов. Его осталось только «отшлифовать». Есть пара положений, которые требуют доработки. Документ получился достаточно большой. Пожалуй, это минус. Текст должен быть кратким, понятным, доходчивым. Над этим и будем работать. Помните знаменитую фразу Блеза Паскаля: «Дорогой друг, извините, пишу длинно, так как писать коротко нет времени»? Важно в какой-то момент остановиться, утвердить приемлемую редакцию и начать контролировать исполнение документа. Потом можно будет постепенно доводить его до совершенства.

Содержание стандарта имеет хорошие первоисточники. Есть аналогичные документы американских, французских, британских, немецких архитекторов. Мы здесь не пионеры. Текст подготовлен в том числе и с учетом международных стандартов, принятых Европейским союзом. Конечно, он не просто скопирован, а адаптирован к российским реалиям, законам, особенностям.

Национальная палата только что зарегистрирована, но у нее уже есть мощный фундамент — система единого Реестра архитекторов России. Значение этого ресурса трудно переоценить. Он уже эксплуатируется в промышленном режиме. То есть организационно мы полностью готовы к тому, чтобы начать работать. Планы у нас достаточно большие. С ними можно ознакомиться в открытом доступе на сайте НП «Гильдия архитекторов и проектировщиков». Там же выложены основные документы палаты, хроника событий по ее созданию. Пока собственного сайта у Национальной палаты нет. Мы занимаемся его разработкой.

Вслед за федеральной палатой начнут проходить официальную регистрацию ее региональные отделения — их столько же, сколько в России федеральных округов, плюс Московская палата архитекторов. Учредительные собрания все уже состоялись, документы подготовлены. Мы создали единые образцы, типовой устав. Небольшие изменения в них, конечно, вносились (каждый регион имеет свою специфику). Но мы строим единую организацию. Я уже упоминал международный опыт. В Германии, например, 16 федеральных земель, в каждой имеется своя архитектурная палата, и есть федеральная палата, выполняющая роль мозгового центра — нормативного, методического органа. Наша система строится по похожей схеме. Есть федеральная палата, членами которой будут палаты региональные. А непосредственная работа с архитекторами будет идти в региональных палатах — саморегулируемых организациях, объединяющих физических лиц-архитекторов.

«СНИП»: Какие текущие задачи сегодня решаются в Национальной палате архитекторов?

— Сейчас идет «красивый период»: разработка фирменного стиля, образца единой печати архитектора. У каждого архитектора — члена палаты будет индивидуальная печать. Мы будем вести дело к тому, чтобы чертеж приобретал юридиче- скую силу только после того, как его подписал и поставил свою фирменную индивидуальную печать аттестованный архитектор. Кроме фамилии в печати будет указан персональный номер, присвоенный ему в едином Реестре архитекторов России, и уровень компетенции.

Так проектное дело устроено во многих странах. Таким образом, архитектор-специалист будет отвечать за то, что он сделал. В одном этом действе и почет, и ответственность одновременно. И это нормально, так должно быть.

У нас же пока все наоборот. Кто, где, что построил? Концов не найдешь. Юридическое лицо давно расформировано, проектного института уже не существует. А ведь выполнял работу не институт, а конкретные люди — архитекторы, конструкторы, инженеры. В итоге получаем здание «без имени, без рода, без племени». Плохо! Все это негативно сказывается на результатах. У каждого дома есть автор, и страна обязана знать своих героев. Это еще одна из наших задач. Такая информация должна быть в открытом доступе. Мы живем в XXI веке: кнопочку нажал — все стало известно.

Это произойдет неодномоментно, но мы уже ведем работу в данном направлении.

«СНИП»: Членами архитектурной палаты пока являются только те архитекторы, которые ее учредили?

— Это так и в то же время не совсем так. Осенью этого года состоится съезд, на котором физические лица, учредившие Национальную палату архитекторов, выйдут из ее состава, и на их место войдут региональные палаты, на тот момент уже официально зарегистрированные. Произойдет, по сути, техническая ротация. Все физические лица, в свою очередь, станут членами региональных палат. Таким образом, мы закончим строительство задуманной архитектуры системы. Вся основная работа будет проходить в регионах, а Национальная палата станет техническим, методическим, мозговым центром, который будет определять политику в профессии.

Здесь важно не путать. Государственную политику в области архитектуры и градостроительства формирует государственный орган — сегодня Минрегион. Но это не значит, что мы не будем добиваться грамотных государственных решений в области архитектуры, градостроительства и строительства, наконец. Всеми силами мы будем оказывать содействие Национальному объединению проектировщиков в его важной работе по корректировке нормативной базы, СНиПов и других документов.

Наша же ниша — работа в профессии, работа с архитекторами. Ни больше и ни меньше.

«СНИП»: Как архитектор может стать членом палаты?

— В уставе Национальной палаты и в уставах региональных палат есть запись, что архитектор, прежде чем стать членом региональной палаты, должен представить портфолио своих проектов, ранее полученные лицензии и аттестаты, определенный пакет документов и обязательно заполнить свою страничку в едином Реестре архитекторов России. Предусмотрена очень простая процедура: человек входит на сайт, регистрируется, заполняет сведения о себе. После проверки и получения двух рекомендаций от членов реестра персональная страница архитектора появляется в реестре в открытом доступе. Таким образом, уже очень скоро любой желающий сможет в режиме реального времени посмотреть, сколько членов в той или иной палате архитекторов, что они спроектировали и построили, на чем специализируются.

«СНИП»: В реестре будут только члены палаты архитекторов?

— Это вопрос еще дискутируется. Единого мнения пока нет, но мне близка позиция, по которой все архитекторы должны быть в составе реестра. Достаточно нажать на кнопку и за доли секунды машина выдаст вам только членов палаты. Если интересуют архитекторы, работающие, например, в Томске, — пожалуйста. Пару кликов и сведения на экране. В реестре могут быть в том числе и выпускники архитектурных вузов. Они наверняка захотят ощущать себя членами архитектурного сообщества. А потом, когда выпускник пройдет практику у опытного архитектора (в интернатуре), получит рекомендации, он уже может претендовать на то, чтобы стать членом палаты, иметь право на самостоятельную архитектурную деятельность.

Но вступление в палату — не обязаловка. Есть люди, которые даже не будут на это претендовать. Это архитекторы, относящиеся к категории высококлассных исполнителей. Не многие захотят взваливать на себя ответственность, спорить с заказчиками, «строить» подрядчиков и т.д. Некоторые предпочтут более спокойный, комфортный образ жизни — жизнь с семьей, посещение выставок, концертов, спектаклей, спортивных залов… Многие дипломированные архитекторы придут на работу в то или иное бюро без намерений и амбиций подготовить себя к ведению своего собственного дела. Такие специалисты могут и не стремиться к членству в палате архитекторов. Им не нужна личная печать. При всем при этом они могут быть хорошими мастерами. И они должны быть в реестре, о них должны знать.

Реестр поможет архитекторам наладить профессиональные контакты. Например, они смогут консультироваться друг у друга по тем или иным рабочим вопросам. Это будет нормальная цивилизованная жизнь в профессиональном сообществе.

Хорошо, что мы заранее подумали о Реестре архитекторов (проектировщиков) России и три года назад стали создавать его. К моменту начала активной работы по созданию палаты (к 25 апреля 2012 года) он уже был готов.

«СНИП»: Получается, что вы намного опередили время?!

— Получается, что так. У нас очень сильная команда, с которой, кстати говоря, мы сделали Земельный кадастр, Градостроительный кадастр (переработав его впоследствии в ИСОГД), теперь — единый Реестр архитекторов России. Сейчас мы делаем новый ресурс. Очень полезный, «архиважный». Но об этом в другой раз.

«СНИП»: Многих волнует вопрос, как финансируется та работа, которую вы сегодня проводите?

— Пока все происходит на общественных началах. В дальнейшем источником финансирования будут членские взносы. На Учредительном
собрании был утвержден их размер, он не держится в секрете — 5 тысяч рублей в год.

Подавляющая часть работ ведется на общественных началах. Архитекторы, инициирующие и продвигающие этот процесс, — энтузиасты, неравнодушные люди, готовые горой стоять за профессию, защищать интересы нашего дела. У существующих институтов не очень хорошо получалось это делать. Мы надеемся, что новая команда и новая структура придадут мощный положительный импульс в работе с правительством России, Госдумой, администрацией президента.

Хочется верить, что у этого дела также найдутся и спонсоры. На Западе данный институт активно спонсируется. Как показали предварительные переговоры, есть организации, желающие сотрудничать с Национальной палатой архитекторов, готовые поддержать, подставить плечо всем архитекторам, помочь им самоорганизоваться.

Проблемы с финансированием будут вначале, совсем небольшие, связанные, например, с созданием сайта и т.п. А дальше все постепенно раскрутится. В этом процессе я во- обще не вижу больших затрат.

Нас очень многие пугали, что крайне затратным будет содержание аппарата палаты, обучение архитекторов, повышение их квалификации. Давайте разберемся.

Я уже отмечал, что толчком к реальной работе по созданию палаты можно считать теперь уже легендарное собрание «на пакгаузе» 25 апреля 2012 года. 26 апреля 2013 года Национальная палата архитекторов была зарегистрирована Минюстом. За этот год была проделана колоссальная (без всякого преувеличения) работа. Но аппарата у палаты не было и нет! Парадокс, но от фактов не уйти — палата существует! Это я еще не погружаю ваших читателей в подробности борьбы за ее создание. Вы же сами отметили, что не все с воодушевлением приняли ее рождение.

Что касается повышения квалификации, то мы уже столько рассказывали о принятой в нашей Гильдии архитекторов и проектировщиков системе реального повышения квалификации специалистов без выкачивания денег из проектных контор, что не стоит тратить на это журнальную площадь (см., например, интервью с Сергеем Мельниченко в «СНИП» № 10, 2011 г.).

С деньгами бывают проблемы, как правило, у людей бедных… духом. Таким сколько ни дай — все мало будет. Потом появляется прокуратура или Сергей Степашин и возникают «оборонсервисы», «атэсы», «сколковы», «роснаны» и т.п. Люди, затеявшие создание Национальной палаты, состоявшиеся и обеспеченные архитекторы. Им не надо бегать и искать, где бы чего «отщипнуть», походя подворовывая у своих же товарищей. Поэтому проблем с финансированием пока нет.

«СНИП»: Какими будут следующие шаги? Идет ли уже формирование квалификационной комиссии и процедуры?

— Именно этим мы сейчас и будем заниматься. Квалификационные комиссии будут действовать на местах. Немыслимо, чтобы квалификацию человека, работающего во Владивостоке, оценивала комиссия, сидящая в Москве. Хотя раньше в Центральной лицензионной комиссии при Госстрое именно так и было. Понятно, что это профанация. В нашем случае коллеги в регионах будут действительно нести всю ответственность за оценки и документы, которые они выдадут.

Правила сдачи экзаменов, принципы работы, положения в этих квалификационных комиссиях будут единые по всей стране. Но работать региональные комиссии будут самостоятельно. Квалифицировать друг друга будут коллеги — архитекторы, живущие и работающие рядом.

«СНИП»: Есть ли уже какое-то более конкретное представление, что это будет за процедура?

— Первые наброски есть, но положение еще не утверждено. Портфолио, опыт работы, рекомендации, наличие реализованных объектов… все это будет учитываться. Если человек занят преподавательской деятельностью или, например, градостроительством — будут несколько иные критерии. Вот эти нюансы мы сейчас и прописываем. Конечно, люди, занимающиеся наукой, преподаванием, тоже должны быть членами палаты, без науки далеко не уйдешь. Эти аспекты тоже найдут свое отражение в положении о квалификационной комиссии, о порядке ее работы.

«СНИП»: Поскольку Национальная палата образована «снизу» по инициативе самих архитекторов, получается, что квалификационная оценка, проведенная региональной палатой, может признаваться не всеми СРО?

— Думаю, многим СРО хватит здравого рассудка, чтобы оценить ее по достоинству. Предварительно мы провели переговоры с руководством НОП о том, чтобы эту модель принять за основу. Сейчас аттестация специалистов происходит в саморегулируемых организациях. Надеюсь, что Национальное объединение проектировщиков рекомендует саморегулируемым организациям признавать оценку квалификации архитекторов, проведенную их коллегами. При всем моем уважении к квалификационным комиссиям строительных и проектных СРО в них не всегда есть люди, способные оценить уровень того или иного архитектора.

Некоторые СРО с порога шумят: мы и сами без вас справимся. Флаг в руки! Но все-таки оценка компетентной комиссии, составленной из авторитетных архитекторов, безусловно, более объективная, нежели субъективная оценка в той или иной саморегулируемой организации. Они же бывают специализированные: газовые, нефтяные, «электрические». Там тоже работают архитекторы. Как проектировщики-нефтяники будут квалифицировать архитектора-градостроителя, можно только догадываться. Мы хотим, чтобы  в нашей сфере понятия «компетенция», «навык», «практика», «высокий уровень» стали не общими словами, а нормой жизни.

Мы не тешим себя иллюзиями, что все СРО сразу же начнут принимать наши квалификационные аттестаты. Но люди разумные именно так и сделают, тем более что это будет бесплатно. Появится первый (он уже есть — это наша гильдия!), за ним последуют другие, поняв, что это разумно и удобно. Придет время и данная процедура станет обязательной, установленной законом. Это же очевидно. Хотя, как показывает практика, у нас в стране труднее всего пробивают себе путь к свету именно очевидные решения. Здесь уже многое будет зависеть от убедительности наших аргументов и настойчивости. Мы полны оптимизма: компания у нас подобралась задиристая, упорная, привыкшая побеждать.